Воскресенье, 21.10.2018, 08:53 Красноcлободск Приветствую Вас, Гость
 
Главная | Форум | Регистрация | Вход | RSS
Старец Иероним

Троицкий собор

Перекресток

Мнения о новостях

Форма входа

15244 просмотра

Опрос

В 2016 году планируется установка памятника солдату Великой Отечественной войны в г.Краснослободске (нынешний мемориал, безусловно, останется на своем месте).


  Фотогалерея

Новинки в фотоальбомах

Случайные фотографии

  Новости раздела:

Разгадывая тайны [25]
Царева вотчина на Мокше
Краеведение [87]
Все о нашем крае
Главная » Статьи » История » Краеведение

Аспекты развития крестьянского хозяйства Пензенской губернии в последней трети XIX века (на примере села Тарханы)
Вторая половина XIX в. — это время утверждения капитализма в экономике России. Но и в условиях капитализма главной отраслью экономики страны оставалось сельское хозяйство, в котором была занята основная часть жителей и которое давало около половины национального дохода. Особенно это касалось Пензенской губернии, так как основным занятием местных крестьян (как государственных, так и частновладельческих) являлось земледелие. 

«Промышленность по Пензенской губернии состоит главнейшая в хлебопашестве, и все благосостояние жителей зависит здесь от урожая хлеба», — записано в годовом отчете о состоянии губернии за 1853 г. 

От «хлебопашества» во многом зависело воспроизводство рабочей силы, исправная уплата податей и исполнение повинностей. Распространено оно было на всех без исключения пензенских территориях, однако «обширнее в уездах: Пензенском, Чембарском, Мокшанском, Нижнеломовском, Керенском и Инсарском». В оставшихся четырех уездах — Саранском, Краснослободском, Наровчатском и Городищенском — земледелие было распространено «ограниченнее», «ибо в сих уездах большая часть земли занята лесами». 

Основой крестьянского хозяйства Пензенской губернии являлось надельное землевладение, площадь которого почти не расширялась и немногим превышала площадь помещичьей земли. Однако крестьянские наделы, доставшиеся крестьянам в результате проведения реформы 1861 г., не принадлежали им на правах полной частной собственности. Они состояли лишь в пользовании крестьян. Последние же до уплаты выкупных платежей находились на так называемом временнообязанном (по отношению к помещикам или государству) положении. 
При этом нужно отметить, что крестьяне были двойными должниками. 1/5 часть всей выкупной суммы крестьяне платили помещику, а 4/5 — государству. На рассматриваемый нами период (последняя треть XIX в.) приходится в основном завершение процесса освобождения крестьян от этого временнообязанного состояния, хотя это « временное» положение для многих продолжалось вплоть до 1905 г. 

По Положениям 1861 г. помещики могли потребовать от крестьян перехода на выкуп, теряя при этом право на 20 % выкупной ссуды. Именно так поступил тарханский помещик А. А. Столыпин наследник Е.А. Арсеньевой, бабки поэта М. Лермонтова. В его имении переход на выкуп состоялся 12 сентября 1867 г. С этого момента все крестьяне перешли в разряд крестьян-собственников. Правда, крестьяне остались должны крупную сумму государству — 46320 руб. Эти деньги они должны были выплачивать в течение 49 лет. 
Быстрый переход на выкуп в Тарханах объясняется, видимо, состоятельностью местных крестьян. По всей России подобные выкупные сделки растянулись, как мы указывали выше, вплоть до 1905 г. Так же обстояло дело и в Пензенской губернии. Официальные материалы Главного выкупного учреждения содержат необходимые для нас сведения о ходе в ней выкупной операции (они публиковались в «Правительственном вестнике»). Согласно этим данным, общее число крестьян временно-обязанных и собственников на 1 января 1876 г. в Пензенской губернии составляло 251992 души, 7 приступивших к выкупу на 1 января 1883 г. — 180479 душ (или 71,6 %), соответственно осталось временно-обязанных на 1 января 1883 г. — 71513 душ (или 28,4 %) 8 . Число крестьян, приступивших к выкупу на 1 января 1893 г. составляло уже 204005 душ (или 81 %) 9 . К 1 января 1903 г. число приступивших к выкупу повысилось совершенно незначительно — до 204256 душ, причем законом от 19 февраля 1861 г. воспользовалось 179031, а по закону от 28 декабря 1881 г. — 25225 душ. 
Таким образом, к 1903 г. из 251992 всех крестьян на выкуп перешло 204256 человек (или 81 %). 

Понятно, что крестьяне стремились как можно скорее расплатиться по долгам и не формально, а реально назвать надельные земли «своими», освободиться от губительных правил круговой поруки. Благо закон на основании ст. 165 «Положения о выкупе» позволял это сделать. В нем было записано, что «если домохозяин, желающий выделиться, внесет в уездное казначейство всю причитающуюся на его участок выкупную ссуду, то общество обязывается выделить крестьянину... соответственный оному участок по возможности к одному месту по усмотрению самого общества, а впредь до выдела крестьянин продолжает пользоваться приобретенной им частью земли в составе мирского надела, без взноса выкупных платежей». 

Разумеется, позволить себе «роскошь» досрочного выкупа земли могли только самые состоятельные хозяйства. В Тарханах такие «капиталистые» крестьяне встречались. И они не преминули воспользоваться представившейся возможностью. 
Так, в 1877 г. крестьянин Василий Осипович Гурьянов внес в уездное казначейство «на окончательный выкуп» 337 рублей 36 копеек за «три душевых надела» (земля эта впоследствии была продана им его односельчанину Василию Федоровичу Гурьянову).

Аналогичный окончательный выкуп надела состоялся через два года: «отставной унтер- офицер Андрей Платонов Каштанов» выплатил 331 рубль 35 копеек «за надельную землю, принадлежащую крестьянину-собственнику села Тарханы Никите Терентьеву Кузнецову». В свою очередь, Кузнецов дал подписку «о передаче навсегда трех наделов земли унтер-офицеру Андрею Платонову Каштанову». Таким образом, последний фактически выкупил три не принадлежащих ему надела. 

Досрочное внесение выкупных платежей не прекратилось и в начале 80-х гг. XIX в. В 1883 г. «Василий Иванов Кормильцин и Михаил Гурьянов Кузнецов внесли в Чембарскую казенную палату 240 рублей 58 копеек на окончательный выкуп трех душевых наделов». Эти деньги пошли на уплату двух наделов, принадлежащих Василию Кормильцину, и одного надела Михаила Гурьянова. Как и в предыдущем случае, все три надела переходили к одному владельцу — Кормильцину. В том же 1883 г. братья Кормильцины — Степан Иванович Кормильцин и уже упомянутый Василий Иванович Кормильцин — «внесли в Чембарское Уездное Казначейство на окончательный выкуп душевых наделов земли, а именно: Степан Кормильцин 145 рублей 62 копейки за два надела, принадлежащих ему, а Василий Кормильцин за три надела, принадлежащих общественникам его Степану и Матвею Степановым Пановым 218 рублей 43 копейки». Об этом платеже в «Журнале Пензенского по Крестьянским Делам Присутствия» записано: указанные «крестьяне-собственники села Тарханы Чембарского уезда внесли 444 рубля 62 копейки на окончательный выкуп пяти душевых наделов» . Кроме того, Василий Кормильцин «внес 73 рубля за выкуп душевого надела земли, принадлежащему малолетнему внуку его, крестьянину села Тархан Григорию Чичанину», а чуть позже Василий Иванович «внес в Чембарскую уездную комиссию 72 рубля 81 копейку за окончательный выкуп» еще «одного душевого надела, принадлежащего крестьянину... Павлу Михайлову Болотину». 

Приведенные примеры не оставляют никаких сомнений в состоятельности части тарханского крестьянства. Некоторые сельчане действительно владели внушительными по тем временам капиталами. Сказанное будет более убедительным, если добавить, что к 1890 г. по всей Пензенской губернии из всего надельного фонда в 1795106 дес. досрочно выкупленной земли было всего 11266 дес. 

В примере с Тарханами, отражающем положение во всей губернии, интересно также следующее: во второй половине 1870-х гг. вся надельная крестьянская земля в количестве 1544 дес. по-прежнему находилась «в общинном пользовании», а в «частной личной собственности земли у крестьян не имелось». И более поздние документы также отмечают, что все случаи выкупа надельной земли происходили без выделения участков к одному месту. Причина данного явления раскрыта в представление Министерства финансов государственному секретарю от 31 октября 1892 г.: «Опасаясь, что за накоплением за обществами крупных недоимок последуют серьезные меры взыскания с применением начал круговой поруки», зажиточные крестьяне стремятся избавиться от ответственности за исправность общества в платежах. 
«Таким образом, под видом выкупа земельного надела выкупается в сущности лежащий на нем платеж... владельцы выкупленных наделов весьма часто вовсе не заботятся о выделе их к одному месту» и пользуются ими чересполосно, с переделами». Данный пример показывает, что в руках некоторых отдельных крестьян Пензенской губернии стали сосредотачиваться большие земельные владения. У них появилась возможность вести довольно крупное хозяйство, ориентированное на рынок. Этот процесс со временем продолжался. Так, к началу XX в., ряд тарханцев объединили в своих хозяйствах до нескольких десятков десятин земли, которую обрабатывали наемные рабочие. 

На другом конце социальной лестницы сосредоточивались неимущие представители местного крестьянства: уже к 1892 г. в Тарханах насчитывалось 5 безнадельных домохозяев, а двое не имели даже домов. Некоторые домохозяева сдавали часть своих наделов исполу (по Тарханской волости их было 30 человек). Многие снимали земельные участки под посев, сенокос, пастьбу. На 1880 — 1881 гг. земли первой категории стоили 15 рублей десятина, второй — 20 рублей, третьей — 50 копеек. Как видно, в селе полным ходом шел процесс расслоения крестьян на зажиточных и бедных, тем самым как бы подтверждая необходимость будущего аграрного реформирования деревни. 

Помимо освобождения от круговой поруки при выкупе имели значение и некоторые другие немаловажные мотивы. Практика показала, что выкуп участков согласно ст. 165, по свидетельству Отчета Государственного совета, «производится главнейшим образом самыми неимущими домохозяевами... на деньги скупщиков» (ярким примером этого положения является вышеописанная ситуация в Тарханах). Соответственно ст. 165 выкупивший землю крестьянин мог потребовать, а мог и не потребовать выдела своей земли к одному участку. Это «давало возможность ловким скупщикам приобретать крестьянские земли и, оставаясь в наделе, эксплуатировать и остальных крестьян». И действительно, из всех упомянутых выше досрочно выкупленных 11266 дес. только 1251 дес. (510 наделов) было продано «своим», а 1653 дес. (631 надел) — посторонним лицам (в Тарханах, как мы видели, вся земля была продана «своим»). 

«Таким образом, в среду общества водворялись лица, к обществу не принадлежащие, ничего общего с ним не имевшие, не несшие никаких повинностей на общественные надобности». Именно поэтому сельские общества неодобрительно относились к односельчанам, выкупавшим свою землю, и препятствовали отводу им участков.

Автор: Ульянов Антон Евгеньевич — на момент выхода публикации аспирант кафедры истории и права ПГПУ им . В. Г. Белинского.
Источник: «Тарханский вестник» №17, лл. 206-217.
Иллюстрации из издания Орлова Н. «Типы населения Пензенской губернии», 1862 г. Русские крестьяне Пензенской губернии

Категория: Краеведение | Добавил: VETKA (28.01.2015)
Просмотров: 1002 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
К 90-летию Краснослободского р-на

О Новом Зубареве

Русское Маскино

Интересные статьи

Поиск в КС

Канал на YouTube
Говорит и показывает...
YouTube - Краснослободск, Мордовия!

Погода в Слободе

Погода в Краснослободске на неделю!


Статистика

Сейчас в Слободе: 1
Гостей: 1
Жителей: 0

Сегодня поздоровались:

Наша кнопка:

Краснослободск, Мордовия


7160 просмотров


При копировании данных ссылка на сайт http://kc13.ru/ обязательна | Краснослободск ©2018 |