Вторник, 11.12.2018, 20:57 Красноcлободск Приветствую Вас, Гость
 
Главная | Форум | Регистрация | Вход | RSS
Погода в Слободе

Погода в Краснослободске на неделю!


Перекресток

Канал на YouTube
Говорит и показывает...
YouTube - Краснослободск, Мордовия!

Форма входа

15244 просмотра

Поиск в КС

Статистика

Сейчас в Слободе: 1
Гостей: 1
Жителей: 0

Сегодня поздоровались: VETKA

Наша кнопка:

Краснослободск, Мордовия


Опрос

В 2016 году планируется установка памятника солдату Великой Отечественной войны в г.Краснослободске (нынешний мемориал, безусловно, останется на своем месте).


  Фотогалерея

Новинки в фотоальбомах

Случайные фотографии

  Новости раздела:

Разгадывая тайны [25]
Царева вотчина на Мокше
Краеведение [87]
Все о нашем крае
Главная » Статьи » История » Краеведение

ПУРГАС И ПУРЕШ К XIII в. Эрзя уже имела некоторый стаж «международных» отношений ...

ПУРГАС И ПУРЕШ

К XIII в. Эрзя уже имела некоторый стаж «международных» отношений. Начиная с V в. она сталкивалась с хазарскими, ногайскими и болгарскими кочевниками, научивши¬ми ее хозяйственному использованию лошади, а также ведению оборонительных войн. Затем наступает для нее дли¬тельная пора меновых отношений с болгарскими купцами. Дальше идут войны с русскими княжествами.
Земли Эрзи и Мокши делились к этому времени на две об¬ласти: Северную, эрзянскую область, возглавляемую инязором Пургасом, и южную мокшанскую область, возглавляе¬мую инязором (оцюазором) Пурешем. Жителей мокшанской области проезжавший здесь и 1215 — 1255 гг. иностран¬ный путешественник Рубруквис называл «Моксель» (Moxcl), а жителей эрзянской области — «Мердас» (Merdas или, по-латыни, Morduani). Под словом «моксель» надо понимать мокшу, а под словом «мердас» — эрзю. Русские летописцы также делили земли Эрзи и Мокши на две «волости», называя «Пургасовой волостью» северную эрзянскую область и «Пурешевой волостью» южную мокшанскую область.
К половине XIII века мокша и эрзя были настолько обо¬собленными и географически и политически, что каждая из этих областей имела свою собственную, похожую на феодально-государственную, власть. Эта власть принадле¬жала иняэору (онюазор). Каждое из этих государственных об¬разований Эрзя и Мокша народов имеет, так сказать, неко¬торые особенности своей истории. Мокшанская область того времени занимала примерно те же районы, где мокша живет до сих пор, это территория недавно упраздненной Пензенской губернии. Западные границы мокшанской об¬ласти еще в XIII в. уходили значительно дальше, чем гра¬ницы недавней Пензенской губерний. Районы таких городов, как Кадом и Касимов, входили тогда в состав мокшанской области.
Южное положение мокшанской области ставило ее в крайне тяжелые условия вследствие беспрерывных кочевых набегов, целым потоком идущих из Нижнего Поволжья. По мокшанской области все время прогуливались кочевые тюркские княжества, обирая у населения все, что попадало под руку. В мокшанских песнях имеются указания и на случай похищения у них женщин, идущих, вероятно, через сосед¬нюю Болгарию на восточный невольничий рынок. Посетив¬ший мокшанскую область иностранец Рубруквис свидетель¬ствует: «Моксель (мокша) очень одобряет германцев, наде¬ясь что при их посредстве они освободятся от рабства татар». Тюркские кочевники, называемые татарами, веро¬ятно, настолько много причиняли зла мокшанской области, что население последней, жалуясь беспристрастному ино¬странцу на татарские притеснения, высказываю надежду на избавление от татар при помощи каких-то германцев. За¬метьте — германцев, а не русских, которые тогда едва ли чем отличались от татар по части опустошительных набе¬гов на Эрзю и Мокшу.
В совершенно иных условиях находилась эрзянская об¬ласть, вероятной территорией которой являлась б. Нижегородская губ. и западная часть б. Симбирской губ. От южных кочевников она была заслонена мокшанской областью. Эрзя почти не испытывала на себе кочевого грабежа. Зато опу¬стошительные набеги русских князей были бедствием эр¬зянского населения. Вся неприязнь эрзи скорее всего была направлена против русских. Приведенные обстоятельства приводили эрзянских и мокшанских родоправителей-инязоров к противоречивым взглядам. В то время, как Пуреш исходил из мысли «хоть к черту на рога, только от татар подаль¬ше», Пургас имел в перспективе нечто обратное. Пуреш шел на сближение с русскими, а Пургас, ведя ожесточен¬ную борьбу с русскими, стремился сблизиться с татарами, привлекая нередко их в свою армию. Случилось так, что мокша Пуреш перешел на сторону русских, заключив союз с му¬ромским князем Юрием против Пургаса. В лице Пуреша, знакомого с условиями ведения лесной войны, русские князья приобрели огромную силу, способную наносить сокрушитель¬ные удары армии Пургаса. Летописцы следующим образом описывают один из походов перешедшего на сторону рус¬ских князей Пуреша: «Того же лета (1229 г.) победил Пургаса Пурешен сын с Половици, и изби Эрзю всю и Русь Пургасову, а Пургас едва в мале утече».
Несмотря на переход Пуреша на сторону русских князей, Пургас продолжал борьбу с последними при содействии татар. Последующие за Пургасом поколения инязоры в XIV веке продолжали борьбу с русскими в полном контакте с Казан¬ским ханством. К такому согласованному действию Эрзи и татар против русских толкала общность исторической судьбы обоих народов. И эрзя и татары очутились перед все укрепляющимся общим врагом в лице великорусских княжеств, укрепившихся в Нижнем Новгороде. В 1377 г. эрзя вошла в соглашение с Ордынским царевичем Аракшей насчет совместных военных действий против нижего¬родцев и наголову разбила последних и войска московско¬го князя Дмитрия Ивановича на реке Пьяне.
Русский историк Экземплярский, описывая момент раз¬грома татарами и эрзей Нижнего Новгорода, говорит, что «эрзе это не прошло даром», что русские настигли эрзю на реке Пьяне, сильно побили ее и много эрзи потонуло в реке. «Этого мало, — продолжает Экземпляр¬ский, — зимой того же 1377 г. Дмитрий Константинович послал на Эрзянь Мастор с своими полками брата Бориса и сына Семена; великий князь московский также прислал всю рать под начальством воеводы Федора Андреевича Свибла. Рус¬ские рати произвели полнейшее опустошение эрзянской земли: как выражается летопись, «землю их всю пусту сотвориша»; селения были разграблены и преданы огню; из жите¬лей одни истреблены, другие, особенно лучшие, забраны в полон; мало было таких, которым удалось избыть русского меча или полона. Раздражение против поганой и неверной эрзи до того было сильно, что в Нижнем предавали плен¬ных различным казням; между прочим, некоторых из них вывели на волю, волочили по льду и травили псами».
Совместные военные действия эрзи и татар против великорусских князей являются результатом колонизаторской деятельности последних. «Эрзя и русские были теперь не одни, — говорит М. Н. Покровский, — были еще тата¬ры, а на ордынских комбинациях умели играть не только русские князья. В 1377 г. эрзя навела на суздальцев татар, которые совершенно истребили суздальское войско, а по¬путно разграбили и сожгли дотла Нижний Новгород».
Военные союзы эрзи и татар против русских не мог¬ли не повести за собой некоторую утрату эрзянскими инязорами суверенных, если так можно выразиться, прав; эрзянские инязоры обязаны были с этого момента соби¬рать с населении дань и вносить эту дань в ханскую кашу. Татары ежегодно зимой посылали в Эрзянь Мастор своих сбор¬щиков дани, в сопровождении вооруженных отрядов, для сбора податей в виде ясака. С этого времени эрзянский народ стал подвергаться двойной эксплуатации, ханской и инязорской. Установившиеся взаимоотношения между эрзянскими инязорами и татарским ханством были неизмен¬ными на протяжении всего времени существования татар¬ского ханства, т. е. до XVI в.
Вернемся еще раз к инязору Пургасу. Летописцы свидетельству¬ют о том, что существовала «Пургасова Русь» (Эрзянь Мастор), наводившая своими войсками немало страха па великорусских князей. Историки недоумевали по поводу того, почему Эрзянь Мастор летописцы называли «Русью». Экземплярский, напри¬мер, прямо считает это обстоятельство «загадочным». Приведенный нами рассказ об эрзянском правителе Обране определенно сообщает нам, что Обран «не прирожденный владыка Эрзя народа, а только выборный правитель их, почему и не может самолично принимать никаких ус¬ловий». Это указание проливает свет на внутреннюю струк¬туру управления Эрзянь Мастор. Если принять, кроме того, во внимание, что классовая дифференциация и классовое уг¬нетение среди эрзи находились в ту пору в начальной стадии, тогда как великорусские княжества в этом отноше¬нии шли далеко впереди эрзи, то станет понятным стрем¬ление угнетенных классов русского населения уйти из-под власти своего угнетателя князя-феодала и стать граждани¬ном страны Пургаса – Эрзянь Мастор.
И когда в Эрзянь Мастор стекались недовольные феодальным режимом своих князей русские крестьяне, то Пургас при¬влекал эти недовольные элементы в свою армию. Наличие в армии эрзянского инязора Пургаса русских крестьян и давало летописцам повод для названия «Пургасова Русь». С этой точки зрения является, безусловно, правильным следу¬ющее утверждение М. Н. Покровского: «Борьба с эрзей отнюдь не носила только национальный характер — она имела свою классовую сторону. Эрзю громили и грабили князья с их дружиной и городскими «воями». Нет ничего загадоч¬ного в том, что крестьяне (русские. — Т. В.), которых те же князья грабили у себя дома, чувствовали себя ближе к Пургасу, чем к Юриям и Святославам».

КОЛОНИЗАЦИЯ

Колонизация Эрзянь Мастор началась еще с XIV в., но эти первые колонизаторы оседали лишь на западных границах Страны Эрзи, на постепенно завоевываемых у эрзи территориях. Впервые были заселены русскими юго-запад¬ные районы (Кадом. Касимов), граничащие с рязанским княжеством, а также северо-западные окраины, граничащие с нижегородским и муромским княжествами. Во 2-й поло-вине XVI в., с момента окончательного подчинения Эрзянь Мастор Московскому государству, хлынул мощный поток рус¬ских колонистов на привольные эрзянские земли. В по¬следующий XVII в. поток двигающихся на эрзянские земли колонистов не прекращался. Распределение земельных про¬странств между коренными жителями — эрзей и при¬шлыми — русскими имеет повсюду известную закономер-ность. Эрзя народ до сих пор обитает в районах, прилегающих к лесным массивам. Русские же, как правило, живут в безлесных пространствах. Эта закономерность распределе¬ния земель имеет свои исторические причины. В лесах и после XVI в. Эрзя нередко спасалась от русской власти, действия которой ничем не отличались от обычных бандит¬ских операций.
С того же XVI в. возникают в Эрзянь Мастор русские помещи¬ки, получившие в награду за победу над эрзей обширные земельные участки. Эти помещики самочинно расширяли пределы «жалованных» им земельных владений за счет до крайности урезанных эрзянских наделов. Эрзя не сме¬ла протестовать против всех бесчинств, творимых помещи¬ками и их опричниками, в силу своего побежденного поло-жения. В числе помещиков, особенно в области Мокши, имелось немало татарских князей, отличавшихся перед Московским государством, в войне Москвы с Казанью, сво¬им предательством. Татарским мурзам был отдан обширный район эрзянских и мокшанских земель, обнимающий собой территорию бывших уездов: Керенского, Нижне-Ломовского, Наровчатского, Краснослободского, Инсарского, Рузаевского, Саран¬ского, часть Городищенского и всего Темниковского.
Татарские князья Кутушевы, Акчурины, Шихмаметоны и др. были новые хозяева южной полосы земли Эрзи и Мокши. Наряду с этими татарскими землевладельцами кое-где в течение некоторого времени еще сохранились и эрзянские и мокшанские родоправители, именовавшиеся по-русски, как и у татар, мурза-ми. Жалование татарских мурз эрзянскими и мокшанскими землями, по¬следовавшее по грамоте московского князя Василия III от 10 мая 1509 года, ни в каком случае не было продиктовано какой-то особой любовью московского князя к татарам. Василий III прекрасно понимал, что своими силами эрзю не одолеть. Вот татарские мурзы, испытанные в то время мастера по покорению народов, с их отрядами и явились от имени Московского княжества пионерами колонизации Эрзянь Мастор. Начавшаяся борьба между эрзей и новыми татарскими землевладельцами ослабляла тех и дру¬гих, что вело к усилению Московского княжества.
Покорение эрзи и мокши, и всех других приволжских народов, обусловлено чрезвычайными экономическими и политическими успехами Московского княжества. Не в пример Рязанско¬му, Муромскому, Нижегородскому и другим княжествам, столетиями испытывавшим на себе удары внешних войн (с эрзей. татарами и др.). Московское княжество находи¬лось в условиях максимального благоприятствования для хозяйственного процветания. Московский князь не трево¬жился за безопасность своей территории, он не тратился на ведение войн. Торговля не любит таких мест, где война может вспыхнуть в любую минуту, а потому она сосредото¬чивалась в наиболее безопасном месте, в Московском кня¬жестве. И когда, в XVI в., Московское княжество достаточ¬но окрепло, оно не преминуло подчинить себе все ослаб¬ленные постоянными войнами княжества и затем соединен¬ными усилиями повести наступление на Волгу.
Среди приволжских народов эрзя занимала менее выгодное положение, чем пограничные с ней русские кня¬жества, Рязанское и Муромское. Если, скажем, Рязанское княжество должно было оберегать лишь свою восточную границу (с Москвой оно не воевало), то Эрзя должна была обороняться со всех сторон. Положение Эрзянь Мастор сильно напоминало собой футбольный мяч, отскакивающий от про-тивоположных ударов, где в роли футболистов были рус¬ские и татары.
Завладев эрзянскими и мокшанскими землями, царь Иван Грозный не успокоился на этом и стал устраивать на эрзянской и мокшанской тер¬ритории свои опорные пункты для дальнейшего наступле¬ния на Восток. В конце XVI столетия воздвигаются на эрзянских землях города Арзамас, Алатырь, на мокшанских -Темников, Кадом и Шацк. В начале XVII века линия укрепленных городов переносится юго-восточнее. В 1636 году были построены Нижний Ломов, Верхний Ломов и Керенск. в 1641 году по¬строен Саранск, а в 1642 году Атемар.
Все эти города являлись опорными пунктами русской колонизации в Эрзянь Мастор. Не безопасно было жить первым колонизаторам в этих городах. Нападения со сто¬роны эрзи и татар на новые города колонизаторов были обычным явлением. Вот почему они были соединены оборо¬нительной чертой, состоявшей из глубоких канав, валов, засек и проч. Остатки этих грандиозных по тому времени земля¬ных сооружений — крепостей сохранились на территории Мордовской автономной области до сих пор. Один из таких валов отчетливо сохранился до наших дней около города Саранска. Тянется этот ват от города к северо-востоку, к лесной роще.
В целях защиты юго-восточных границ от все еще про¬должавшихся татарских набегов, угрожающих широкой Сурской долине, при слиянии рек Суры и Пензы, в 1665 г. была построена Пензенская крепость — гор. Пенза. Но второй половине XVII столетия ломовско-инсарская черта (вал) была соединена с Пензой оборонительной линией от с. Лухменский Майдан до Пензы (через Мокшан и Рамзай).
По осуществлении всех этих укрепительных мероприя¬тий, устраняющих татарские и эрзянские нашествия, на эрзянские земли валом повалил служилый люд из внутрен¬них областей государства московского. Этот русский слу¬жилый люд и явился резервуаром, из которого образова¬лось неисчислимое количество земельной аристократии. Причину того обстоятельства, что в настоящее время около миллиона эрзянского и мокшанского населения живет за пределами сво¬ей автономной области, в Заволжье, на Урале и в Сибири, надо искать в том, что эти новые земельные хозяева в Эрзянь Мастор постепенно создали для земледельческой эрзи такие условия, что единственным выходом из поло¬жения было бегство из родного края.

Категория: Краеведение | Добавил: VETKA (02.02.2015)
Просмотров: 2088 | Рейтинг: 2.5/4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Троицкий собор

Старец Иероним

К 90-летию Краснослободского р-на

О Новом Зубареве

Русское Маскино

Интересные статьи

Мнения о новостях

7160 просмотров


При копировании данных ссылка на сайт http://kc13.ru/ обязательна | Краснослободск ©2018 |