Понедельник, 22.10.2018, 06:55 Красноcлободск Приветствую Вас, Гость
 
Главная | Форум | Регистрация | Вход | RSS
Старец Иероним

Троицкий собор

Перекресток

Мнения о новостях

Форма входа

15244 просмотра

Опрос

В 2016 году планируется установка памятника солдату Великой Отечественной войны в г.Краснослободске (нынешний мемориал, безусловно, останется на своем месте).


  Фотогалерея

Новинки в фотоальбомах

Случайные фотографии

  Новости раздела:
Главная » 2018 » Октябрь » 8 » С войны на «Броне»
15:45
С войны на «Броне»
В 1941 году в плен к немцам попали сотни тысяч советских солдат…

Еще 12 уроженцев Мордовии «вернулись» с Великой Отечественной…

Судьба еще 12 уроженцев Мордовии стала известна благодаря работе поисковиков мордовского отряда «Броня», их белорусских и московских коллег. Найдены родные двух красноармейцев. Как солдаты возвращаются к родным очагам — ​в материале Алексея Кузнецова.


Убитые дважды

В середине 2000-х заработал Обобщенный электронный банк данных «Мемориал» о советских воинах, погибших, умерших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. Сейчас база, созданная Министерством обороны, насчитывает порядка 37 миллионов записей из архивных документов. Этот интернет-ресурс — ​«настольная книга» для тех, кто устанавливает судьбы погибших и пропавших без вести солдат Великой Отечественной войны.

Недра сайта, несмотря на его общедоступность, скрывают очень много тайн. Одну из них удалось разгадать командиру поискового отряда «Батьковщина» Александру Дударенку из Минска. Он начал искать и продолжает находить среди миллионов опубликованных документов данные на военнослужащих, останки и смертные медальоны которых обнаружены после войны в разных уголках страны — ​при строительных работах, разминировании или просто местными жителями. Медальоны и документы тогда передавались сотрудникам военкоматов, те, в свою очередь, пересылали оригиналы в Минобороны СССР. По непонятным причинам большинство этих красноармейцев до сих пор числятся пропавшими без вести, а иногда вовсе не значатся в архивах и Книгах Памяти регионов.

«Трудно понять, чем руководствовались сотрудники архива Минобороны, когда принимали резолюцию не высылать похоронные извещения, — ​рассказывает Александр Дударенок. — ​Все проблемы начинались именно с этого момента. Информация о найденных медальонах не доходила до военкоматов, соответственно, родные бойцов не получали исправленные извещения и продолжали считать своих близких пропавшими без вести… Одна из версий — ​это перерасчет пенсий семьям погибших. Представьте, боец числился в военкомате рядовым и пропавшим без вести, например, с 1944 года. Родным 20 лет выплачивалась минимальная пенсия как за пропавшего без вести рядового. И тут красноармейца находят на поле боя. Из медальона выясняется, что на самом деле он был, скажем, сержантом и погиб в 1941 году. А на павшего выплачивалась совсем другая пенсия, в несколько раз больше… За сержантское звание полагается еще одна надбавка. И за три года, с 1941-го по 1944-й, пенсия не выплачивалась вовсе. Вот видит архивист весь этот бардак, понимает, какой ему светит труд по переучету и перерасчету, поэтому решает сэкономить государству средства, а себе время и пишет свою резолюцию… А ведь бойцов дома ждали или ждут до сих пор! Вот вам «никто не забыт и ничто не забыто»…»

В 1941-м боец пал на поле брани, а после войны память о нем сотрудник архива отправил в небытие. Среди подобных утрат, восстановленных белорусами, есть несколько документов уроженцев Мордовии. Так, в 1959 году в отдел персонального учета потерь сержантов и рядовых поступила из Жмеринского военкомата Винницкой области партия медальонов, найденных при переносе одиночных захоронений в братскую могилу. В их числе была записка красноармейца Григория Митрофановича Кузнецова, 1918 года рождения, уроженца деревни Сосновка Темниковского района. Боец до сих пор числится пропавшим без вести в августе 1941 года. Вдова Матрена Ивановна Кузнецова жила в той же деревне. Солдат был призван в 1939 году, последнюю весточку прислал домой за неделю до начала войны из Станиславской области Украины.

Или другой пример. В 1958 году стала известна судьба уроженца деревни Царевщина Мокшанского района Пензенской области красноармейца Владимира Ивановича Штанникова, 1920 года рождения. В медальоне боец указал, что его отец жил в Зубовой Поляне, работал в тресте «Торбеевстрой». Солдат был прописан в общежитии Ленинградского электротехнического института, где, скорее всего, учился. В июле 1941 года Владимир Штанников записался через Петроградский военкомат добровольцем в Ленинградское народное ополчение. Его останки и смертный медальон нашел в лесу и передал в военкомат житель деревни Назия Ораниенбаумского района Ленинградской области. В архивных данных боец Штанников не числится вообще. Словно не было такого защитника вовсе… Ушел добровольцем защищать Родину и благополучно забыт!

Примером важности такой работы служит рассказ журналиста Дениса Тюркина. В 1955 году криминалистам Центральной судмедлаборатории военно-медицинского управления Минобороны СССР поступили на экспертизу несколько медальонов. Один из них принадлежал красноармейцу Ивану Ивановичу Веденееву, 1921 года рождения, уроженцу села Заберезова Краснослободского района. Записка хорошо читалась, но родным о судьбе солдата ничего не сообщили. Иван Иванович, призванный в марте 1941 года, остался для всех пропавшим без вести. А между тем его останки были найдены через 10 лет после войны и похоронены в братской могиле в центре села Губник Гайсинского района Винницкой области.

Иван Веденеев погиб в 1941 году, сражаясь за Родину. Долгие годы его судьба была неизвестной…

Чтобы найти родных красноармейца, понадобилось… нескольких минут. Денис Тюркин тоже является выходцем из Заберезова, и выяснилось, что забытый солдат является его родственником. Все расставил по местам вопрос поисковика, знает ли он Веденеевых из родного села. «Это должно было случиться! — ​рассказывает журналист. — «Броня» вернула из небытия не одну сотню имен. Но война прошлась по каждому, и по моей семье тоже. Поэтому для меня вопрос не стал неожиданностью. Такую уверенность внушает деятельность поискового отряда.

Кажется, они знают все о павших, но до поры придерживают информацию, чтоб перепроверить… На черно-белую отретушированную фотографию Ивана Ивановича Веденеева я смотрел с детства. Она висела в рамке на почетном месте на стене отцовского дома среди снимков другой родни. Всех прочих я знал: это были многочисленные тетушки, дядька, его семья… А вот кто этот мужчина с широкоскулым лицом, в пиджаке и галстуке, нам с двоюродными братьями и сестрами было неведомо. Кажется, даже имени его тогда не знали. Единственно было известно, что это пропавший на войне брат прабабушки Татьяны. Когда пропал, где и как — ​не ясно. Девичья фамилия прабабушки — ​Веденеева. Их родителей звали Иван Николаевич и Анна Федоровна. В семье сохранились свидетельства о рождении. Получив известие от руководителя «Брони» Алексея Кузнецова, я созвонился со своими тетушками, которые живут в подмосковной Коломне. Елена Петровна, как водится, расплакалась. Татьяна Петровна не такая эмоциональная. Поговорил с ними. А еще со своей матушкой, она тоже родом из Заберезова и лучше меня хранит семейную память. Тогда я понял, что знал вдову Ивана Ивановича!

Анастасия (девичья фамилия Кирюшкина) жила в деревянном доме возле водонапорной колонки. Одинокая старушка нечасто выходила на улицу, и то не дальше завалинки в тени раскидистого дерева. Не из-за немощи, а просто была малообщительной. Она умерла в конце 1990-х годов. Дом некоторое время пустовал, потом туда вселились узбеки, работавшие вахтовым методом на ферме. В конце концов дом сгорел, сейчас на его месте пустырь. В селе до сих пор живет племянница Анастасии. По словам старожилов, когда Иван уходил на фронт, жена была беременна. Вскоре получила известие, что муж пропал без вести. На нервной почве у нее якобы произошел выкидыш. Анастасия больше не вышла замуж, прожила жизнь в одиночестве. О самом Иване Ивановиче сведений больше нет. На кого учился, чем любил заниматься — ​ничего. Фото сохранилось и память о нем. Спасибо поисковикам, что разбередили!»

Родные планируют съездить на могилу Ивана Ивановича под Винницу. Но для этого нужно, чтобы вернулись нормальные отношения с Украиной…

Шталаг 316

Сотрудничество поисковиков Белоруссии и Мордовии продолжается. Благодаря военнослужащим 52-го отдельного специализированного поискового батальона вооруженных сил соседней страны в архивах обнаружены ранее неизвестные документы Чрезвычайной комиссии по исследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на оккупированных территориях. Среди них есть отчеты о вскрытии в августе 1944 года захоронения расстрелянных советских военнопленных в Тонкельском противотанковом рву Брестской области. Сейчас это место у деревни Тонкель Седлецкого повята Мазовецкого воеводства Польши. Расследование спецкомиссии 65-й армии показало, что здесь было замучено порядка 5 тысяч узников стационарного лагеря рядовых красноармейцев (шталаг) № 316. Он находился, по иронии судьбы, у польской деревни под названием Воля, где солдаты теряли не только свободу, но и жизнь.

По словам свидетеля — польского крестьянина Корчевского, расстрелы военнопленных начались в июле 1941 года. Их привозили дважды в неделю, примерно по 30 машин. Фургоны были забиты до отказа. Узников подгоняли к заранее вырытым ямам, раздевали до белья и расстреливали. Многие обреченные пытались бежать. Подводили ко рву по 15–20 человек. 6–7 немецких солдат стреляли из автоматов. Трупы сбрасывали вниз.

Чудом выживший военнопленный Кожуховский рассказывал потом, что в шталаге № 316 каждое утро проводилось построение на площади и проверка по колоннам численностью 1000 человек. Выявляли евреев и политработников, похожих на них выгоняли прикладами из строя, выводили в ближайший лес и расстреливали. Их выдавали немцам в основном украинцы.

В августе 1944 года эту территорию освободили советские войска. Спецкомиссии проводили эксгумацию трупов военнопленных для подтверждения фактов зверств немцев на оккупированных территориях. Нередко при останках эксперты находили документы и медальоны. Только в наши дни стали известны результаты этих экспертиз. Что помешало известить родных погибших в 1944 году — ​непонятно…

Еще тогда специалисты установили имена уроженцев Мордовии. Но родственники солдат могут узнать, что с ними стало, только сейчас. Близкие военнослужащих не дождались последних весточек с войны.

Некоторые подробности из найденных поисковиками документов мы по этическим соображениям опускаем. В числе расстрелянных и потом опознанных комиссией есть минимум два наших земляка. Уроженец села Шугурова Большеберезниковского района сержант Игнат Степанович Арискин, 1916 года рождения. Был призван в армию в 1939 году, последнее письмо от него пришло из белорусского города Молодечно. Вдову бойца звали Анна Сергеевна. Военнослужащего опознали по медали «За боевые заслуги» и удостоверению к ней, которые спрятал в кармане.

Из акта обследования трупа: «Был одет в серую шинель русского образца, подпоясанную кожаным ремнем, в хлопчатобумажную гимнастерку и такие же штаны, белье простого армейского покроя; на ногах кожаные красноармейские сапоги. К поясу привязана алюминиевая фляга русского образца». Родных этого красноармейца сейчас разыскивают поисковики. К поиску уже подключились работники Шугуровской сельской администрации.

Уроженец Куйбышевской области Василий Панфилович Дорофеев, 1912 года рождения, призван в армию в 1940 году из села Ежовка Ковылкинского района. Солдат, скорее всего, попал в плен в самом начале войны под городом Белосток. Из акта комиссии: «В кармане обнаружена записная книжка с адресом: «МАССР, Ковылкинский район, с. Ежовка, Дорофеева Евдокия Антоновна (Дорофеев Василий Панфилович). Одет в брезентовый плащ, рубашку, такие же брюки синего цвета (на выпуск). На ногах солдатского типа ботинки».
Помочь найти родных взялся его земляк Александр Любимкин из Саранска. Родственников нашли сразу!

Василий Дорофеев (слева) ушел на фронт из ковылкинского села Ежовка

«Прадед переехал в Ежовку из Куйбышевской области, — ​рассказывает правнук бойца Владимир. — ​До призыва в армию работал директором школы. В селе познакомился с будущей женой Евдокией, моей прабабушкой. Для нее это замужество стало вторым, первый супруг умер в молодом возрасте. От первого брака остался сын Иван. В 1936 году у них с Василием родился сын Владимир. По воспоминаниям родственников, прадеда призвали в танковые войска, служил в Брестской крепости. Это все, что мы знаем о нем. Считаю своим долгом съездить в Польшу на могилу прадеда!»

Уникальная фотография! Супруга Василия Дорофеева Евдокия (вторая справа) с председателем президиума Верховного совета СССР Михаилом Калининым и народным комиссаром обороны СССР Климентом Ворошиловым

О вдове бойца Евдокии Антоновне Тремаскиной известно гораздо больше. Она была легендарной личностью для своего времени. В 1929–1935 годах работала дояркой в колхозе «Валда ян» («Светлый путь»). В 1931 году ее, как передовую колхозницу, избрали делегатом 15-го Всероссийского и 6-го Всесоюзного съездов Советов. Была членом Всероссийского центрального исполнительного комитета РСФСР. Есть фотографии, где она запечатлена рядом со всесоюзным старостой Михаилом Калининым и наркомом обороны Климентом Ворошиловым. В семье хранилась даже фотография со Сталиным, но ее забрали журналисты и не вернули.

Умерла Евдокия Тремаскина в 1994 году. Замуж больше не вышла и не дождалась весточки о судьбе мужа.

Судьбу этих солдат, скорее всего, повторили еще несколько уроженцев Мордовии.

Поисковики разыскивают родных красноармейцев:

Дмитрия Васильевича Конакова, 1918 года рождения, уроженца села Новые Выселки Зубово-Полянского района. Вдова — ​Фекла Ивановна. Пленен в июле 1941 года под Минском. Погиб в октябре 1941 года.
Федора Павловича Коробкова, 1917 года рождения, уроженца села Большие Полянки Ардатовского района. Попал в плен в июле 1941 года, погиб в сентябре того же года.
Григория Артемовича Нестеркина, 1921 года рождения, уроженца села Кученяева Ардатовского района. Попал в плен в июле 1941 года под Минском. Погиб в шталаге № 316 в октябре 1941 года.
Ивана Филипповича Синичкина, 1921 года рождения, уроженца села Арбузовка Инсарского района. Погиб в плену в мае 1942 года.
Ивана Васильевича Тимошкина, 1915 года рождения, уроженца села Турдаки Ардатовского района. Погиб в октябре 1941 года.

Госпиталь

Московский поисковый отряд «Обелиск» разыскивает родных двух красноармейцев из Мордовии. В 2011 году на месте бывшего госпитального захоронения в деревне Крутая Угранского района Смоленской области он поднял останки 110 красноармейцев, умерших от ран в 1943 году. Через архив Минобороны поисковики установили имена 60 из них. Среди опознанных — ​стрелок 20-го армейского запасного стрелкового полка 10-й армии Никифор Иванович Козин, 1892 года рождения, уроженец села Ямщина Инсарского района. Боец умер от ран 5 сентября 1943 года. Вдова Анна Васильевна Козина проживала по месту рождения мужа.

«Захоронение было заброшено, поэтому мы приняли решение перенести останки в братскую могилу в селе Знаменка Угранского района Смоленской области, — ​рассказывает командир отряда «Обелиск» Михаил Поляков. — ​Поиск родных бойца по довоенному адресу результатов не дал. Но практика нашей работы показывает то, что родные редко уезжали из региона, где солдат жил до войны. Возможно, кто-то из родственников бойца и сегодня живет в Мордовиии, и они откликнутся на наше обращение. Мы хотим передать им документы по бойцу и адрес современного места захоронения, чтобы смогли поклониться памяти близкого им человека».

В мае 2016 года в урочище Мурыгино Темкинского района Смоленской области «Обелиск» обнаружил останки красноармейца Григория Никифоровича Царева, орудийного номера 980-го артиллерийского полка 17-й стрелковой дивизии, уроженца деревни Русские Парки Атюрьевского района. По архивным данным, артиллерист умер от осколочного проникающего ранения живота 25 августа 1942 года.

«В августе 1942 года здесь дислоцировался 292-й медико-санитарный батальон, — ​продолжает Михаил Поляков. — ​Всех умерших от ран хоронили тут же, через дорогу. Сохранилась схема захоронений, но, когда мы туда добрались, обнаружили лишь несколько едва заметных провалов в земле. Они поросли бурьяном и завалены упавшими деревьями. Там подняли останки 59 красноармейцев, имена всех удалось восстановить. По документам Темкинского военкомата многие из воинов числились перезахороненными в 1954–1956 годах в братской могиле в деревне Васильевское. Однако на самом деле эти данные фиктивные, солдаты остались лежать в лесу… Вместе с администрацией района мы решили исправить ошибку и перенести бойцов в Васильевское. Туда, где они должны быть, согласно паспорту воинского захоронения».

Если вам что-либо известно об этих военнослужащих или их родных, просьба позвонить автору по телефону 8-927-642-19-06.

P.S. Бойцы мордовских отрядов «Поиск» и «Броня» провели разведвыезд в Калужскую область. Добровольцы из «Поиска» — ​научный сотрудник Музея военного и трудового подвига 1941–1945 годов Игорь Черняев, третьекурсник Мордовского университета Данила Ульянов, работник магазина «Леруа Мерлен» Сергей Новиков и поисковик «Брони» Дмитрий Сафронов проводили работы в Сухиничском и Барятинском районах Калужской области. Нашли останки двух неопознанных красноармейцев. Следопыты из «Поиска» работают в Сухиничском районе с 1993 года. За это время обнаружили и перезахоронили останки 434 красноармейцев и 28 немецких солдат.

https://stolica-s.su/lifestyle/story/158750


Просмотров: 55 | Добавил: VETKA | Теги: на, «Броне», войны | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
К 90-летию Краснослободского р-на

О Новом Зубареве

Русское Маскино

Интересные статьи

Поиск в КС

Канал на YouTube
Говорит и показывает...
YouTube - Краснослободск, Мордовия!

Погода в Слободе

Погода в Краснослободске на неделю!


Календарь событий
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Статистика

Сейчас в Слободе: 1
Гостей: 1
Жителей: 0

Сегодня поздоровались:

Наша кнопка:

Краснослободск, Мордовия


7160 просмотров


При копировании данных ссылка на сайт http://kc13.ru/ обязательна | Краснослободск ©2018 |